Чарльз Сперджен — Пшеничное зерно умирает, что бы принести плод

Чарльз Сперджен

«Иисус же сказал им в ответ: пришел час прославиться Сыну Человеческому. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную» (Иоанна 12,23-25).

Некоторые греки желали увидеть Иисуса. Они были язычниками, поэтому удивительно, что в то время они хотели побеседовать с нашим Господом. Я считаю, что слова «нам хочется видеть Иисуса» не просто означали, что они хотят посмотреть на Иисуса, потому что посмотреть на Него они могли и на улицах, но они хотели повидаться с Ним так, как мы говорим о встрече с человеком, с которым желаем побеседовать. Они желали познакомиться с Ним и получить от Него несколько слов наставления.

Эти еллины были авангардом того великого множества людей, которого никто не может перечесть, из всех племен, и народов, и языков, которым еще предстояло прийти к Христу. Естественно, видя их, Спаситель почувствовал долю радости, но много не говорил о ней, так как в тот момент Его мысли были заняты Его великой жертвой и ее исходом. И все же Он обратил внимание на приход к Нему этих язычников, и это придало окраску словам, записанным здесь Его слугой Иоанном.

Я замечаю, что Спаситель здесь ясно показывает, что Он — Человек, и называет Себя Сыном Человеческим. Он называл Себя так и раньше, но здесь Он делает это с особым намерением. Он говорит: «Пришел час прославиться Сыну Человеческому». Здесь Он говорит о Себе не как о «Сыне Давидовом», а как о «Сыне Человеческом». Он уже не отводит видного места еврейской стороне Своей миссии, хотя как проповедник Он был послан только к погибшим овцам дома Израилева. Как умирающий Спаситель Он говорит о Себе, как об одном из рода людского: не Сын Авраама или Давида, но «Сын Человеческий» — брат язычнику в той же мере, как и еврею. Давайте никогда не забывать, что наш Господь Иисус — Человек. Все племена земные соединяются в Нем воедино, ибо Он не стыдится нести на Себе природу нашего общего человечества; черный и белый, принц и нищий, мудрец и дикарь — все видят в Его венах одну кровь, через которую все люди составляют одну семью. Как Сын Человеческий, Иисус сродни всякому живущему человеку.

Теперь, когда пришли греки, наш Господь говорит о Своей славе, что она приближается. «Пришел час,- говорит Он,- прославиться Сыну Человеческому». Он не говорит: «быть распяту Сыну Человеческому», хотя это было так и распятие должно наступить прежде прославления. Но вид первых плодов из среды язычников заставляет Его сосредоточиться на Своей славе. Хотя Он помнит о Своей смерти, Он говорит о славе, которая произрастет из Его великой жертвы.

Помните, братья, что Христос прославляется в душах, которые спасает. Так же как врач удостаивается чести благодаря тем, кого вылечивает, так и Врач душ прославляется через тех, кто приходит к Нему. Когда пришли эти набожные греки и сказали: «Господин, нам хочется видеть Иисуса»,- то хотя простое желание увидеть Его было подобно всего лишь зеленому ростку, все же Он возрадовался этому, как залогу урожая, и увидел в нем зарю славы Своего креста.

Я также думаю, что приход этих еллинов в какой-то мере побудил Спасителя использовать метафору о похороненном зерне. Нам известно, что пшеница широко использовалась в греческих мистериях, но это мало важно. Более существенно, что в то время в жизни нашего Спасителя наступил период, когда должна была прорваться еврейская шелуха, в которой, если я могу так выразиться, была завернута Его человеческая жизнь. Я имею в виду следующее: прежде наш Господь говорил, что послан только к погибшим овцам дома Израилева. Когда сирофиникиянка молила о своей дочери, Он напомнил ей об ограниченном характере Своего проповеднического служения среди людей. Посылая семьдесят, Он приказал им не заходить в города Самарии, а взыскать только дом Израилев.

Теперь же то благословенное пшеничное зерно прорывается сквозь наружную оболочку. Даже до того, как оно положено в землю, чтобы умереть, это божественное пшеничное Зерно начинает проявлять Свою силу жизни, и обнаруживается истинный Христос. Христос Божий, хотя, конечно, Сын Давидов, был по линии Отца не иудеем, не язычником, а просто человеком, и великое сострадание Его сердца распространялось на все человечество. Всех избранных, без различия пола, нации или периода мировой истории, в который они жили, Он считал Своими братьями. И при виде этих греков истинный Христос выступил и явил Себя миру так, как прежде не открывал. Отсюда, возможно, и происхождение этой необычной метафоры, которую нам теперь предстоит объяснить.

  • Просмотров: 847
  • Оставить комментарий

    Форма обратной связи

    не более 10 mb

    ×
    Форма подписки на новости сайта

    Введите свой email адрес и система будет информировать Вас о новых материалах на сайте

    ×
    Напишите название неработающей станции

    Помогите сделать нам сайт лучше, впишите в строке ниже название радиостанции, которая у вас не работает, и мы обязательно постараемся исправить ситуацию.

    ×